• Главная
  • Кабинетик заведующей
  • Туса поэтов
  • Титаны гондурасской словесности
  • Рассказы всякие
  •  
  • Сказки народов мира
  • Коканцкей вестникЪ
  • Гондурас пикчерз
  • Гондурас news
  • Про всё
  •  
  • ПроПитание
  • Культприходы
  • Просто музыка
  • Пиздец какое наивное искусство
  • Гостевая
  • Всякое

    авторы
    контакты
    Свежие комменты
    Вывести за   
    Вход-выход


    Зарегистрироваться
    Забыл пароль
    Поиск по сайту
    20.02.2012
    УТРО ЗВЕЗДОЧЕТА
    Рассказы всякие :: Сергей Дигол


    Всякий раз, когда я говорил, что работаю
    над романом о ЦРУ, каждый, и я считаю,
    это делает честь скорее ЦРУ, чем автору,
    говорил: «Поскорее бы прочесть»
    Норман Мейлер

    Я не антисемит, не расист, не нацист,
    искренне прошу меня простить
    Ларс фон Триер

    Сначала тебя игнорируют, затем над тобой смеются,
    затем с тобой борются, затем ты побеждаешь
    Махатма Ганди 

                                                                                                                                                                


    1
    Телевизор тянет из меня последние на сегодня остатки самообладания. Изображение никак не рассеет невозмутимую черноту на экране, хотя звук уже обрастает громкостью, и я покрываюсь гусиной кожей – так меня трясет и колотит.
    Трясет меня от всего на свете. Я живу в этом мире, и от него у меня регулярно волосы встают дыбом и по всему телу. Стоит ли удивляться, что телевизор перенял привычку раздражающего меня мира, который, кстати, для миллионов его обитателей ограничивается как раз телевизионным экраном.

    Экраны вытягиваются в ширину и выравниваются до безупречной плоскости, кинескопы вытеснены жидкокристаллическими и плазменными экранами, а от бьющего из динамиков объемного звука то и дело хочется пригнуться. При этом даже сорокадвухдюймовый Сони Бравиа в кабинете шефа загорается с приличным отставанием от звука, что уж говорить о моем Шарпе девяносто шестого года выпуска. Диагональ семнадцать, выпуклый экран, звук – плоское моно. Что, интересно, мешает сделать телевизор с мгновенно, сразу после включения оживающим экраном?

    Или вот самолет. Скольким еще предстоит заживо сгореть в адском пламени наяву, умереть этой страшной и унизительной смертью, погибнуть в авиакатастрофе? Рыдающие, истошно кричащие люди, рвущий волосы на себе и пуговицы – с кителей бледных стюардесс. Что мешает оснащению всех самолетов мира спасательными конструкциями? Например, специальными гигантскими парашютами, способными замедлить катастрофическое падение авиалайнера до скорости плавно спускающегося парашютиста. При аварийном приземлении с парашютом вместо шасси выпускается воздушная подушка, полностью обволакивающая фюзеляж, и мягкая посадка – в прямом, кстати, смысле, - обеспечена. Конечно, потребуются значительные вложения, вот только дело, подозреваю, совсем не в деньгах. Гораздо выгоднее, чтобы миллионы людей по всему миру ежедневно покрывались, как я сегодня перед телевизором, гусиной кожей, а их сердца проваливались в пятки, в одном направлении с попадающим в воздушную яму самолетом. Кого-то очень устраивает, чтобы каждая посадка, как начало новой жизни, сопровождалась аплодисментами, хотя что-то не припоминаю, чтобы даже первому крику младенца в родильном зале было бы принято рукоплескать.

    Я так и фонтанирую идеями, которые спасут человечество. Вряд ли они когда-нибудь станут реальностью, а если мир перевернется и это все же произойдет, можно не сомневаться - мое имя в любом случае сгинет в океане безвестности. Мои сумасшедшие прозрения рождаются на свет, где их автору приходится жить под влиянием самого действенного из всех живущих во мне стимулов. Страха. По правде говоря, я не уверен, что кроме страха, во мне живы еще какие-то стимулы, да и чувство страха в последнее время я нахожу все более скучным, и дело не только в отвлекающих мыслях – тех же безумных прожектах, – которыми мой мозг спасается от нескончаемого напряжения.

    Признаюсь честно и без тени бахвальства: меня не страшит даже самоубийство. Да и как может испугать то, чего так сильно желаешь? Тем более то, на что никак не решишься? Проблема, конечно, в воле, этой странной субстанции, даже слабость которой я не в состоянии ясно ощутить в себе, но реальность которой все же принимаю на веру. Иных объяснений моих бесконечных отказов от более-менее самостоятельных решений у меня просто нет.

    Поэтому от мысленных претензий к производителям телевизионной техники я резко переключаюсь на комплиментарную волну и с неожиданной радостью нахожу, что мой старенький, но, наконец, пробудившийся Шарп еще очень даже ничего. Даже взорвавшись, он выполнит свое предназначение до конца – а иной миссии, кроме удовлетворения моих потребностей, у него и быть не может. Взорвавшийся телевизор – чем не еще один способ самоубийства в мою и без того изысканную коллекцию? В коллекцию, где уже имеются такие шедевры, как притворный обморок и падение аккурат на рельсы перед прибывающим составом в метро, или отважная попытка спасения утопающего в Москве-реке? И это при том, что к своим тридцати трем, оказавшись в воде на глубине более полутора метров, я первым делом начинаю судорожно бить ногами и захлебываться.

    То, что мой преднамеренный уход никто и не подумает списывать на самоубийство, меня ничуть не беспокоит. Я – самый обычный человек, а таким не принято лишать себя жизни. И все же, при всех оговорках, страхах и нерешительности, я хотел бы сделать это. Прежде всего – для себя, хотя и для будущего тоже. В памяти потомков я хотел бы, если и остаться, то ненадолго и только - как мало приятное, но случившееся событие, которое хочется поскорее забыть. Даже у самых близких людей вряд ли возникнет желание теребить свое прошлое – то, в котором останусь я. Вот я и изобретаю – нет, не спасающие жизни людей усовершенствования, а нечто прямо противоположное – меньше всего похожие на самоубийство способы добровольного лишения себя жизни.

    Получается у меня неважно, как, впрочем, слишком многое в жизни. Проще сказать, что у меня получается хорошо, хотя, если наморщить лоб и попытаться припомнить свои бесспорные удачи, выйдет, что и воспоминания о собственных победах – не мой конек. Лоб у меня, кстати, влажный, а по вискам и вовсе струится пот – Москвой безраздельно правит жара. Кажется, это первый раз, когда мою квартиру обогревает окружающая среда, всю предыдущую жизнь я безвозмездно жертвовал атмосфере тепло собственного жилища.

    Сегодня на улице - плюс тридцать два и это в восемь вечера, если не врут цифры в левом верхнем углу телеканала ТВЦ. Пора уже добираться до конечной точки моего телевизионного путешествия, ради которого меня сегодня и вызвал к себе Мостовой. Собственно, шеф вызывает нас ежедневно, но я же и недаром повторяю: вызвал меня. Вызвал, едва отпустив всех, включая, кстати, опять же меня, с оперативного совещания. Вернувшись в его непривычно опустевший кабинет, где я впервые застал в нем его в одиночестве, я прежде всего больно ударился и поморщился. Ударился я бедром об угол стола, поморщился же не столько от боли, сколько от мысли, что заносить в коллекцию такой ненадежный способ самоубийства – с размаха лбом об стол – было бы верхом вульгарности.
    Мостовой поднял глаза и выдержал паузу, прежде чем жестом пригласить меня присесть. Садился я на свинцовых ногах, потея от внутреннего жара, успешно заменяющего столичное пекло, с которым в коридорах конторы так лихо расправляются японские кондиционеры. Слишком уж конкретным и деловым получилась едва закончившаяся летучка, чтобы можно было расслабиться, списав персональный вызов к начальству на счет рабочих недоговоренностей. От неожиданности я даже не сообразил, что могу дышать свободно, когда Мостовой снова заговорил о том, о чем распинался все совещание. Об убийстве журналиста Карасина.

    - Я, кстати, совершенно серьезно, - сказал он, глядя мне в глаза. – Я рассчитываю на тебя в этом деле.
    Я не выдержал, взгляд опустил. Вернее, уставился на свои туфли. Воодушевления от внезапной ответственности я не ощутил, и совсем этому не удивился. Я просто не знал, какие эмоции демонстрировать шефу и нужно ли вообще что-либо демонстрировать.
    В Следственном комитете при прокуратуре по Москве я работаю седьмой месяц, и сегодня у меня два дебюта. Первый - беседа с глазу на глаз с Мостовым, второй – признание шефа о том, что поручения мне даются «совершенно серьезно». По крайней мере, поручение изучить отношение театральных кругов к убитому журналисту.

    - Ты вообще читал его статьи? – спросил Мостовой.
    - Только слышал о нем, - честно признался я и, если разобраться, не соврал. О театральном обозревателе журнала «Итоги» Дмитрии Карасине я впервые услышал не более часа назад. Услышал от самого Мостового, но ведь такие детали шеф не уточнял, разве не так?
    - Самый скандальный театральный критик страны, – сообщил шеф, – насколько так понял, - добавил он, и я на секунду почувствовал себя равным шефу.

    - Конечно, - продолжил он, - представить себе, что мотивом к убийству послужила обида на статью – это, знаешь, - он мотнул головой. – Но это на первый взгляд. С другой стороны, люди они обидчивые и злопамятные – я имею в виду деятелей искусства.
    Улыбнулся я чуть заметно, но вовремя: как раз в этот момент Мостовому нужен был повод переключить тональность беседы, и он с радостью улыбнулся в ответ.
    - Ну да, - радостно кивнул он, - бред, конечно. Но дело, как видишь, проблемное. Определенности вообще никакой, за исключением факта насильственной смерти. Про версии я вообще молчу – кот нагадил.

    Это в стиле Мостового. Расхожие фразы, ни одну из которых он еще не произнес правильно. Во всяком случае, в моем присутствии. «С боярского плеча» – это тоже из его репертуара, так же как и «катись себе, золотая рыбка». Вместо «кот наплакал» - сами слышали.
    «Пусть катится себе, золотая рыбка» - это его жемчужина с прошлой недели. Шеф подарил нам ее во время оперативки, и сидевший рядом со мной Дашкевич не удержался от вздоха облегчения. Как и я, Миша Дашкевич – советник юстиции с двумя звездочками на погонах, и даже сидим мы в одном кабинете. Правда, Мише всего двадцать четыре и наше с ним равенство в звании – и, кстати, в должности, – при ощутимой разнице в возрасте лишний раз напоминает мне о моих проблемах.

    Миша - незаурядный везунчик, и то, что шеф беззаботно разрешил «катиться» подозреваемому, в отношении которого в отведенное законом время не было собрано достаточно для предъявления обвинения улик, говорит не только о том, что в его вину Мостовой не верил. Я видел, как работал над этим делом Дашкевич, и лишь утвердился в недоверии к лотерейным выигрышам – уж по крайней мере в том, что мне когда-либо удастся выиграть что-нибудь для себя. Проигрыш же Дашкевича, собиравшего улики с усердием спящего летаргическим сном, ограничился пару часами волнения перед и во время совещания и шумным выдохом в мое ухо. Чертов везунчик, он опять выиграл! Даже своим бездействием он покупает благосклонность фортуны. Глядя на Дашкевича, мне хочется поскорее найти тот единственный безупречный способ самоубийства - так тяготят меня прожитые годы. Как минимум, разделяющие нас с Дашкевичем девять лет.

    Я – его полная противоположность, и наше с ним формальное равенство лишь подчеркивает, насколько мы разные. Когда я сижу в кабинете один, а Дашкевич в очередной раз задерживается у Мостового (говорят они, конечно, с глазу на глаз), мне хочется, не дожидаясь новых суицидальных озарений, просто выпрыгнуть с третьего этажа. Прямо из нашего кабинета, в котором я чувствую себя сидящим в одиночной камере или, скорее, единственным обитателем лепрозория. Мое личное мнение Мостового не интересует, более того, его даже не интересует, есть ли у меня вообще какое-то мнение по рабочим вопросам. Со своим мнением он тоже не спешит меня ознакомить – к чему все эти откровения, если меня в очередной раз бросят на заведомо бесперспективное направление?
    Первое время, месяца два после того, как я начал работать в Конторе, я еще справлялся с нараставшим внутри меня напряжением, уповая на два – вполне, кстати, разумных – аргумента. Как ни крути, я был новичком и, если честно, остаюсь им до сих пор. С той лишь разницей, что каждый новый день в ранге новичка приближает меня к положению изгоя, что вряд ли способствуют внутреннему успокоению. Второй аргумент – деньги, да и они радовали недолго. Очень быстро выяснилось, что пятьдесят две тысячи рублей на новом месте работы мало чем отличаются от двадцати девяти тысяч в Пресненском отделении внутренних дел, где я проработал следователем предыдущие девять лет. Те, получается, самые девять лет, на которые я старше Дашкевича.

    Одними лишь возросшими расходами на общественный транспорт свои финансовые потери я бы объяснять не стал, хотя на предыдущую работу действительно ходил пешком, а теперь вынужден ехать шесть станций метро с одной пересадкой и еще пятнадцать минут на маршрутном автобусе. Может, все дело в детях, досуг которых съедает чертову уйму денег? Или в том, что раньше мои дети не представляли, что папа раз в две недели может водить их в кафе и в парки развлечений, а я и вообразить не мог, что развлекать детей – дело не только утомительное, но еще и дьявольски затратное?

    Новая зарплата не позволяет мне расправить плечи. Причем в прямом смысле – я даже в собственный кабинет захожу с опаской. Не застав в нем Дашкевича, я облегченно вздыхаю, но уже через полчаса, когда мой сосед не спешит сбежать из кабинета шефа, а из-за гула наших двух компьютеров мне кажется, что стены вокруг меня начинают съезжаться, чтобы раздавить меня, легко, как пустой орех, я не выдерживаю и вскакиваю с места. Подхожу к окну вплотную, касаясь стекла кончиком носа и вижу, как мутнеет от следов моего дыхания изображение асфальта с высоты третьего этажа. В Пресненском ОВД я даже заходил в туалет по дороге к шефу. Господи, да меня там по нескольку раз в день вызывал шеф! Меня даже легонько трясло, приятно, как в верхней точке на чертовом колесе, когда знаешь, что твое подвешенное над землей положение – всего лишь отдых перед возвращением в повседневную суету. Не удивительно, что мне все чаще хочется вернуться в прошлое, и даже понижением оклада меня не испугать. По крайней мере, теоретически.
    Когда меня набрал шеф и попросил зайти, Дашкевич был на выезде. Отсутствие изумленного моим дебютом соседа, возможно, и спасло меня от обморока, хотя в коридоре у меня и закружилась голова, а может быть, мне лишь хотелось головокружения. Такого, чтобы пол под ногами потерял опорные свойства, а мозг перешел бы на бессознательный режим работы.

    - В общем, займись, - подытожил Мостовой недолгий экскурс в мое персональное задание.
    Шеф не уточнил, да я и сам понял, чем именно должен заняться. Пункт первый – архив журнала «Итоги» за пару последних лет, в идеале – за все время работы Карасина. Журналы – в бумажном или электронном виде – не проблема заполучить в течение пары часов, и мне оставалось лишь уповать на то, что покойный не отличался изрядным трудолюбием: перспектива прочтения всей его писанины мысленно утомила меня еще в кабинете шефа.
    - И кстати, - подался вперед Мостовой и открыл ежедневник, - сегодня вечером… в… - он быстро перелистывал страницы, - в восемь. Шоу Малахова на Первом.

    - «Пусть говорят»? – чуть громче, чем положено подчиненному, уточнил я.
    - Шоу Малахова, - кивнул Мостовой, и я ему даже позавидовал. Счастливчик, он даже не знает точного названия передачи, от одной заставки которой меня мутит. – Тема передачи соответствующая. Вон, - он кивнул на монитор компьютера, - куда ни ткну, везде этот Карасин.
    - Громкое убийство, - поддакнул я.
    - Там будет Маркин, наш официальный представитель, – ткнул пальцем в страницу ежедневника Мостовой. - Послушай, проанализируй.

    Наш представитель Маркин на самом деле представляет Главную Контору, Следственный комитет при Генпрокуратуре, и легкую браваду своим словам Мостовой придает, чтобы его голос не потускнел от неуверенности. По нему не скажешь, но я-то знаю: его лихорадит. Прежде всего - от нетерпения побыстрее раскрыть дело, но еще больше – из опасения, что дело заберут наверх, в Главное следственное управление, представитель которого будет сегодня, как я решил для себя, лазутчиком во вражеском стане. Кроме Маркина в эфир, как сообщил Мостовой, приглашены деятели театра и кино. А также критики, журналисты и все, кому там положено быть. Знатная, стало быть, ожидается говорильня.

    Я же, выходит, назначен наблюдать за всем этим гадюшником, а в том, что ожидается гадюшник, я не сомневался ни секунды. Меня всегда тянуло сбежать из дома от одного лишь звука позывных из заставки «Пусть говорят», от этой то ли музыки, то ли скрипа, похожего на скрежет вилки о сковороду.

    Продолжение следует.


    Комментарии 6

    20.02.2012 10:37:26  №1
    готзаготконтора

    20.02.2012 10:40:16  №2
    как пишет хорошо, не то что его земляк аббат

    20.02.2012 10:40:49  №3
    жаль нет времени прочесть всё

    20.02.2012 10:45:59  №4
    Чтобы каментить, надо зарегиться.

    20.02.2012 10:47:09  №5
    В Пресненском ОВД я даже заходил в туалет по дороге к шефу. Господи, да меня там по нескольку раз в день вызывал шеф! Меня даже легонько трясло, приятно, как в верхней точке на чертовом коле(с)

    вот здесь одно "даже" лучше убрать.

    20.02.2012 10:48:00  №6
    хотя хули советовать такому замечательному писателю. это же не аббат какойты. хорош пишет гат

    20.02.2012 10:48:44  №7
    такое впече и тление, что данное произведение написано тризедом.

    20.02.2012 10:49:13  №8
    ну судя по камментам.
    такого к-ва техта мне неосилиць.

    20.02.2012 10:49:24  №9
    так блять... стал читать дальше расстроилсо...

    В Пресненском ОВД я даже заходил в туалет по дороге к шефу. Господи, да меня там по нескольку раз в день вызывал шеф! Меня даже легонько трясло, приятно, как в верхней точке на чертовом колесе, когда знаешь, что твое подвешенное над землей положение – всего лишь отдых перед возвращением в повседневную суету. Не удивительно, что мне все чаще хочется вернуться в прошлое, и даже понижением оклада (с)

    еще одно слово "даже" и я решу что афтар издевается

    20.02.2012 10:51:58  №10
    ладно, будем считать это издержками творческого процесса, вдохновения, так сказать. когда по рукам "бежит священный трепет, и несомненна близость божества"(с)

    20.02.2012 10:53:04  №11
    - и даже - сказал он.
    - да, даже - он утвердительно кивнул.
    - даже так. - он показал как.
    - и даже вот эдак - усмехнулся он.

    20.02.2012 10:53:21  №12
    вот у аббата ничего по рукам не бежит. и мы погружаемса в унылый внутренний мирок автора с первых же слов. бррр

    20.02.2012 10:59:35  №13
    И эти люди корят Кумира за многословие...

    20.02.2012 11:00:46  №14
    Пра чо там кто нибуть в общих чертахъ (?)

    20.02.2012 11:00:54  №15
    не за многословие а за пустомногословие

    20.02.2012 11:04:43  №16
    Скажите, это только я, если креатив больше одного экрана, сразу нечитая перехожу к каментам?
    Спасибо

    20.02.2012 11:05:41  №17
    Для №16 мышелов (20.02.2012 11:04:43):

    только ты. пожалуйста.

    20.02.2012 11:07:36  №18
    я в порядке после прочтения

    20.02.2012 11:07:58  №19
    Для №16 мышелов (20.02.2012 11:04:43):

    http://www.youtube.com/watch?v=3ZayGR8OWvI

    20.02.2012 11:08:06  №20
    Для №16 мышелов (20.02.2012 11:04:43):

    нет.

    20.02.2012 11:09:05  №21
    хороший рассказ, с прекрасно оформленными апзацами.
    пусть сам и читает

    20.02.2012 11:10:16  №22
    поддержу виктора.

    20.02.2012 11:12:02  №23
    Для №22 11 друзей друзя (20.02.2012 11:10:16):

    он сам уже не может?

    20.02.2012 11:15:52  №24
    Для №23 zzz (20.02.2012 11:12:02):

    ну что вы цып ляетесь к словам? вы вот п-тина поддерживаете? нет? а ему похуй. хоть он и не может.

    20.02.2012 11:17:51  №25
    Для №24 11 друзей друзя (20.02.2012 11:15:52):

    я пока еще никого не поддерживал. 4го пойду поддержу

    20.02.2012 12:05:43  №26
    у меня всего один вопрос. автор сам прислал текст или этот текст его не спрашивая выложели? спасибо.

    апзацы ничего, хорошие. пиши ищо автор.
    а текст кстати гавно, поэтому я его не читал.

    20.02.2012 12:09:21  №27
    Для №26 Налей Блидям (20.02.2012 12:05:43):

    Когда не спрашивая вылаживают - сопровождают текст соответствующей ссылкой на ресурс, с которого взяли.

    20.02.2012 12:19:51  №28
    Для №27 MT (20.02.2012 12:09:21):

    а то есть это автор думал, вылаживая, автор именно сам думал, что это будут читать?

    могу сказать, что махатма в общем случае был не прав. все тебя просто игнорируют.
    а для того чтобы умничать в духи т. ганди, надо сначала всех наебать и подставить, потом стать им. а уже только потом умничять.

    20.02.2012 12:38:11  №29
    Для №28 Налей Блидям (20.02.2012 12:19:51):

    Ну я бы не была столь категорична. Вдруг еще успеет подставить и на*бать?

    20.02.2012 16:35:51  №30
    Пишет-то хорошо, да больно много и неинтересно. Пока, по крайней мере. Всё это вступление можно было бы изложить в одном абзаце.
    Но подождём продолжения, чтобы окончятельно определитса со мнением. Может и вырулит на оперативный простор. В любом случяе,
    текст не для развлекательного ресурса. Ето моё такое мненние. Я могу даже ошыбаттса. Пусть меня поправят, если у кого совести нет.

    20.02.2012 16:52:52  №31
    это шрифт виноват
    блеклый и неинтересный
    Для №30 Четатилъ (20.02.2012 16:35:51):

    20.02.2012 18:17:37  №32
    От шрифта многое зависит, да. И картинки, если есть, очень помогают усваиванею текста. Надо автору после каждого абзаца
    картинки вставлять. Весёлые.


    Для №31 efnk (20.02.2012 16:52:52):

    20.02.2012 18:18:12  №33
    Тритцать три.

    20.02.2012 18:26:02  №34
    Почемута не нравится мне имя автора- Деголь. Это родное его если, тогда ладно. А если он долго сидел и думал, как назваться,
    чтобы, значить ,впечятленее произвести, то напрасно. Почему не Иванов, Петроф, Сидорофф? Он из-за заграницы, штоле?
    Тогда нахрен он нам тут, эмиграцыи цветок бездумный. Я против всего иностранного принцыпиально, бля. Я этот, как его,
    патриот.

    20.02.2012 18:38:40  №35
    Тризет говорит, што автор малдаванин. Правда это? Тогда многое становится понятным и заслужывающим снисхождения.

    20.02.2012 18:44:14  №36
    Для №35 Четатилъ (20.02.2012 18:38:40):

    Правда.

    20.02.2012 19:01:06  №37
    Для №36 MT (20.02.2012 18:44:14):

    Здравствуйте!
    Пока Вы здесь, я задам два вопроса:

    1. ПёсДуся в порядке? (люблю пики со времён Люсика, хорошие собаки. Но, вообще-то, я всех зверей люблю просто собак - сильно)

    2. Это скорее рацпредложение. Нельзя ли Вам на четверг все баны отменить, типа предпраздничная амнистия, для девушек Гондураса, чтобы они мальчиков поздравили и наговорились всласть. У всех же, наверное, свои любимицы и любимцы. А потом опять - бац! бац! и... Я понимаю, что нахальничаю, но вы же можете державной рукой на моём заявлении написать: Отказать в разработке, как не имеющее практического смысла.
    Спасибо. Конечно, это серьёзный сайт для умных мужчин и интеллигентных дам, но иногда? К праздничку?

    20.02.2012 19:04:40  №38
    Теперь о прочитанном: явные признаки профессионального выгорания. Срочные релаксирующие процедуры, санаторий или хотя бы отпуск. Можно отдельно от семьи, ибо там тоже проблемы - мерзкие дети требуют материальных вложений. Казалось бы, на что? Солнце светит, дождик идёт - растите себе, нет...

    20.02.2012 19:18:33  №39
    Шарль деголь гандон мне кажецца
    Блять графоман паходу

    20.02.2012 19:28:44  №40
    А вы барышня хуячьте
    Прям правду прям матку и прям в глоза

    Для №38 Серая мышь (20.02.2012 19:04:40):

    20.02.2012 19:32:45  №41
    Для №40 efnk (20.02.2012 19:28:44):

    Я только спросила

    20.02.2012 19:57:12  №42
    Для №37 Серая мышь (20.02.2012 19:01:06):
    С ПёсДусей все в порядке, спасибо.

    Да я б с удовольствием "всех забаненных девушек" бы разбанила и с премодерации сняла.
    Но в итоге это будет все та же красивая и молодая тележкина (вернее много тележкиной).

    20.02.2012 19:59:01  №43
    А... И шмонька еще.

    20.02.2012 20:04:48  №44
    Для №43 MT (20.02.2012 19:59:01):

    Спасибо. Извините, если занесло на повороте.
    Про "шмоньку" ничего не знаю. Хочется верить, что это не обо мне.
    Думаю, молодая и красивая, сможет поздравить друзей и другим способом. Иннет велик, а плоть слаба

    20.02.2012 21:01:23  №45
    А лапушка?
    Для №43 MT (20.02.2012 19:59:01):

    20.02.2012 21:02:12  №46
    Ну вот и до фамилии доебались. Это прекрасно.
    Теперь осталось спутать Диголя с Гоголем, Гоголя с Гегелем, Гегеля с Бебелем, Бебеля с Бабелем, Бабеля с кабелем, там идо кобеля не далеко, ну, а кобеля с ПёсДусей

    20.02.2012 21:04:23  №47
    Для №45 efnk (20.02.2012 21:01:23):

    Ща гляну.

    20.02.2012 21:06:12  №48
    Основной ник снят с премодерации, а побочные - не.

    20.02.2012 21:06:52  №49
    Для №46 Налей Блидям (20.02.2012 21:02:12):

    ПёсДуся - нежная хризантема. Ненужно вот так ее...

    20.02.2012 21:07:53  №50
    тайны двора. тележкина верзус гондурас.

    20.02.2012 21:17:18  №51
    Для №48 MT (20.02.2012 21:06:12):

    вы говорите загадками , мадам.

    20.02.2012 21:20:56  №52
    Вломите те ка, мадам, эту гнилую интеллигенцию... хуле нам деревенским... э-э-ээх.. давайте
    пахахочим

    20.02.2012 21:22:40  №53
    Для №51 Налей Блидям (20.02.2012 21:17:18):

    А чо там загадошного - я второстепенные ники просто не помню.

    20.02.2012 21:30:13  №54
    Ну вы даёте, вы таки не помните второстепеннные ники, а никто из нас, простых смертных таки не знает основной.

    Ахуене
    Для №53 MT (20.02.2012 21:22:40):

    20.02.2012 21:33:34  №55
    Для №54 Налей Блидям (20.02.2012 21:30:13):

    Лапушкин ник вы не знаете? Подсказываю: Лапушка.

    20.02.2012 21:37:42  №56
    Для №55 MT (20.02.2012 21:33:34):

    Прекрасно. Вам теперь только осталось вспомнить второстепенные ники этой Лапушки.
    И пахахочем, ведь правда же?

    20.02.2012 21:40:04  №57
    Для №56 Налей Блидям (20.02.2012 21:37:42):

    Зачем? Их сейчас среди ботов не раскопать.... Да и нужно ли?

    20.02.2012 21:42:23  №58
    Для №57 MT (20.02.2012 21:40:04):

    Да ладно, мадам, не поленитесь. Конешно же нужно

    20.02.2012 22:18:50  №59
    Для №58 Налей Блидям (20.02.2012 21:42:23):

    Не. поленюсь.

    20.02.2012 22:42:02  №60
    Для №50 11 друзей друзя (20.02.2012 21:07:53):

    на хипповском диалекте "верзать" значить "срать"

    20.02.2012 23:17:31  №61
    Уважаемый автор!
    Завтра непременно почитаю продолжение. Очень надеюсь, что печальный, как Пьеро, главный герой подсидит-таки, нахального Дашкевича.
    Это детектив будет? Остро психологический?

     

    Чтобы каментить, надо зарегиться.



    На главную
            © 2006 онвардс Мать Тереза олл райтс резервед.