• Главная
  • Кабинетик заведующей
  • Туса поэтов
  • Титаны гондурасской словесности
  • Рассказы всякие
  •  
  • Сказки народов мира
  • Коканцкей вестникЪ
  • Гондурас пикчерз
  • Гондурас news
  • Про всё
  •  
  • ПроПитание
  • Культприходы
  • Просто музыка
  • Пиздец какое наивное искусство
  • Гостевая
  • Всякое

    авторы
    контакты
    Свежие комменты
    Вывести за   
    Вход-выход


    Зарегистрироваться
    Забыл пароль
    Поиск по сайту


    Клан
    28.01.2009
    Вьетнамский коктейль-2
    Рассказы всякие :: Туссек фон Грукк

    Сайгон, район улицы Ле Ван Зиет,
    с 9.32 до 9.48 утра.

    Полковник традиционно проезжал между 9 и 10. К этому времени, укрывшись подальше от слухового окна, чтобы не бликануть линзами бинокля, отметил, что все четыре тележки, заваленные всяческими экзотическими на мой русский вкус фруктами, заняли нужные позиции. Времени у меня было достаточно, чтобы рассчитать все возможные варианты обстрела. Скорость снаряда - 0,5 секунды на сто метров, 0,9 на 200 и 1,3 на 300.

    Дальномером я определил все возможные варианты для первых выстрелов, главное было секунд на двадцать приостановить кортеж. Все зависело, на какой из улиц появится полковничий бронетранспортер и с какой точки начинать стрельбу наверняка, а дальше я их добью, как разбегающихся тараканов. Чтобы не дай Бог, не перепутать, я даже вспомнил студенческие времена и составил шпаргалку. Теперь оставалось только надеяться на безотказность аппаратуры управления... Проскочили два подозрительных автомобили - они крутанулись вокруг соседних кварталов и вновь возвратились на одну и ту же улицу. Теперь на 90 процентов следовало ожидать полковника отсюда. Если так - неплохо. БТР подставит борт под ближайшую тележку.

    Издалека донесся короткий вой сирены - началось! Крышки на тележках уже должны быть открыты, и это был самый уязвимый момент операции. Какой-нибудь чересчур бдительный агент или полицейский мог заметить эту странность и все...
    Мои худшие опасения подтверждались, один из мирно гуляющих хорошо одетых вьетнамцев решительно направился к одной из тележек (слава Богу, не к той, что по моим расчетам должна начать!) и резко схватив стоявшую рядом с тележкой девушку за руку, что-то начал ей говорить, тыкая пальцем в тележку. Черт побери, все службы безопасности на свете, что б вам всем гореть в преисподней! А я и не подумал, что одной из продавщиц могла быть девушка, и надо же было ей задержаться...

    Но времени, следить за этой драматической сценой у меня больше не было. Колонна двигалась не очень быстро, на мой взгляд, не более 60 км. Я прильнул к дальномеру, не думая больше, заметит кто-нибудь блики или нет. 100, 70, 30 метров до поворота. Первой проскочит патрульный джип с пулеметом на турели, десять метров за ним - бронетранспортер. Секунда до начала поворота, полсекунды для снаряда. Я нажал кнопку и сразу же вторую! Предосторожность оказалась правильной - оба снаряда врубились в БТР. Один из них в переднюю часть, второй - точнехонько в середину, где и любил восседать полковник. Вообще-то ПТУРС рассчитан на танк, так что, после попаданий, от легкого БТРа осталось довольно мало. Джипы кортежа сгрудились вокруг железных обломков, и я не мог отказать себе в удовольствии сначала лупануть по ним кумулятивными снарядами, а закончить двумя осколочными (два все-таки отказали). Снаряды разворотили несколько джипов, один снаряд врезался в стену дома, пробил ее и взорвался где-то внутри. Еще один влетел в витрину большого магазина. Что он там натворил, думать не хотелось... Взрывы хорошенько врезали мне по ушам даже на таком расстоянии. Вся площадь была завалена телами мертвых или раненых людей. Здесь были и солдаты охраны, и агенты, и случайные прохожие, и покупатели магазинов, на свою беду оказавшиеся не вовремя на этом перекрестке смерти. Расстояние было слишком велико, и я не слышал их стонов, криков и проклятий. Только в бинокль видел перекошенные от боли лица, раскрытые от крика рты и огромные лужи крови: быстро темнеющие под палящим солнцем...
    В тот момент я сам себе не признался бы что я "хомо сапиенс". Не должен "хомо сапиенс" творить такое с себе подобными и я это, к несчастью, понимал.

    Последний раз я выглянул в слуховое окошко, взглянуть на дело рук своих и успел заметить маленького оборванного вьетнамца, который улепетывал со всех ног, но при этом прижимал к груди черный кейс или портфель. Он успел юркнуть в какую-то подворотню, прежде чем я успел сообразить, что же такое ценное и кто так смело мог тащить в этой кровавой каше. Но свои собственные дела заставили забыть и о вьетнамце и о его кейсе. Пора было думать о своей шкуре.
    Рукояткой пистолета я быстро превратил дистанционное управление в груду электронного лома, завернул вместе с биноклем в заранее заготовленное тряпье и закопал в слой грязи, пыли и птичьего помета, покрывавший настил чердака. Тщательно осмотрел себя - не осталось ли пыли или грязи на моей боевой форме, расстегнул несколько лишних пуговиц, морда была достаточно небритой и помятой после всех моих прогулок, так что я вполне мог сойти за американца, возвращающегося от очередной шлюхи после солидной выпивки. Теперь я опять попадал в полную зависимость от Тханга. Надо было как-то выбираться отсюда, и наверняка все входы и выходы из Сайгона перекрыты. Сидеть здесь несколько недель, как крыса в норе, мне вовсе не улыбалось. Во-первых, у меня были свои соображения по поводу дальнейшего развития событий, а главное, я совсем уж не был уверен, что тот же Тханг или кто-то другой не пристрелят меня в затылок, стоит только мне повернуться к ним спиной. Свое дело мавр сделал и о нем просто можно просто позабыть, а здесь я исчезну настолько бесследно, что меня смогут не найти и в день Страшного суда. Но об этом подумаем чуть-чуть позже.

    Одиннадцатый квартал Сайгона,
    между 10 утра и 3 часов дня.

    Когда я, наконец, услышал знакомый сигнал, то промолчал. Сигнал повторился, а на меня снова напала немота. Я стоял за дверью и ждал. Тханг успел сделать два шага, как я, зажав ему рот, вдернул вглубь подъезда. Свободной рукой я быстро похлопал по его одежке и без труда обнаружил вполне исправную "беретту" с полнехонькой обоймой. На память мне пришли его слова, что он никогда не носит оружие: все равно оно его не спасет, только неотразимая улика. Я не стал, конечно, вспоминать ему эти слова, наоборот, страшно смутился и признался, что нервы подвели, и попросту обознался. Не знаю, поверил ли он моей байке, но принял свой обычный непроницаемый вид и никак не отреагировал, что я "забыл" вернуть ему "беретту".

    Тханг был в форме сержанта южновьетнамской армии (а может, он и был им на самом деле?), но в данный момент меня это мало интересовало. Со времени покушения прошло десять минут и полиция, хотя и слеталась со всех сторон, как воронье, еще не успела оцепить достаточно большую территорию вокруг перекрестка. На нас особенно никто не обращал внимания, а мы с достаточно озабоченным видом двигались как бы по спирали, удаляясь от опасного места. Еще минут через пять Тханг остановил разбитое корыто, которое здесь называлось такси, и сказал что-то так быстро и грозно, что водитель с испугом оглянулся на меня и рванул со скоростью аж сорок километров в час. Неплохо, гораздо быстрее, чем пешком. Но наслаждаться мастерством водителя, а это действительны был блестящий слалом среди рикш, пешеходов, повозок и других машин, которые использовали только одно правило уличного движения - если впереди есть хоть один метр свободного пространства, занимай его. Тханг так же резко остановил шофера возле небольшого бара, где не было расовых или кастовых предрассудков - вьетнамцы и американцы были на равных, только американцев больше занимали девушки, а коренные жители тихо потягивали чай или рисовую водку в своих компаниях. Мы уселись на плетеные кресла перед кафе и Тханг так же повелительно и твердо, как и положено бравому сержанту, да еще в обществе настоящего "зеленого берета" заказал виски со льдом. Да, мне эта порция выпивки после всего, что сделал всего полчаса назад, оказалась спасением. Решительным жестом я заставил дважды повторить это лекарство и почувствовал, как из меня уходит дрожащее напряжение последних часов. Я был благодарен Тхангу за эту остановку, и мы неторопливо отправились далее пешком, как два закадычных боевых друга.

    Разговора о возможном моем отходе из города мы пока не вели, пока не приблизились к еще более знаменитому кварталу номер 11, куда даже полиция печально знаменитого сайгонского полицмейстера Тхиеу не рисковала появляться без поддержки бронетехники. Здесь мы нырнули в лабиринт грязных закоулков, невыносимой грязи и запахов, впрочем, порой весьма аппетитных - сказывалось, что ел я почти два дня назад. Все это время еду мне заменял первитин, прекрасный стимулятор, испытанный еще в Третьем рейхе и успешно служивший нам. Но действие его кончалось, добавлять не хотелось (еще придется попозже) и приходил на смену зверский аппетит. Виски только раззадорил мой желудок, и я ткнул пальцем в первую, попавшую в поле моего зрения харчевню. Тханг покачал головой и показал в другую сторону. Пробравшись через кучу мусорных ящиков, протиснувшись по закоулку, где не смог проехать даже велосипедист, мы неожиданно оказались на узенькой, но довольно чистой улочке и на ней (О, Боже!) было маленькое кафе. Хозяйка встретила нас без единого вопроса и провела в задние помещения, в комнату, где стоял стол, уставленный едой...

    Сыто икая, я колупался в зубах спичкой и тщетно пытался вспомнить, что я съел. Из чего это было приготовлено, мне знать не хотелось, но вкусно было до экстаза. Мысли тяжеловато ворочались в моей голове, однако хронометр, постоянно тикающий у меня где-то в районе желудка, подсказал, что пора приниматься и за работу. Работа была до боли знакомая - уносить ноги. Единственной ее особенностью являлось то, что оценить ее по достоинству, можно только в случае успеха... Теперь стоило поинтересоваться у Тханга, как он собирается вытаскивать меня отсюда. Как бы хорошо не были сделаны мои документы, все равно не избежать длительных проверок. Длительных и более тщательных, а тут вдруг, к примеру, выяснится, что в госпитале "зеленый берет" Виктор Алексейчук никогда не лежал, а еще один запрос дотошного контрразведчика принесет ответ, что таковой и вовсе не значится в списках армии США, а уж тем более в таких элитных войсках. Вся моя липа была хороша на кратковременные, рутинные проверки без особого внимания на меня, как личность. До поры до времени моей личностью был не я, а эта самая липа. Этот закон действует везде, где существуют хотя бы зачатки бюрократии. Сейчас могут искать меня и только меня. У меня хорошо запечатлелась в памяти девушка, которую агент охраны при первом же выстреле бросил на землю и прикрылся ею, как щитом. А когда "сработала" и ее тележка, его подозрения перешли в уверенность, а если девушка осталась жива в той мясорубке и что-то знала больше, чей ей полагалось знать? Уповать на такую же беспечность солдат на дорогах, как это было вчера, было бы величайшей глупостью на свете. Тут уж и красотка Фай не поможет.

    Тханг, как оказалось (к моему большому изумлению), не имел запасного плана выхода из города. Главный аргумент - нет другого надежного места для прохода через минные поля. Аргумент серьезный, я слишком хорошо знал мины типа 69, чтобы наугад ночью пытаться живым преодолеть это пространство. По словам Тханга только через то болото (у меня мурашки забегали) он обязуется меня вывести из ближней охранной зоны вокруг Сайгона, а там я должен был действовать по разработанному плану (ха-ха, план!). Я включаю маяк, и за мной прилетает целая эскадрилья вертолетов, а на земле будет ждать, как минимум, пехотная дивизия? Вопрос, конечно, интересный, но я внимал Тхангу, как оракулу в их главной пагоде, с надеждой и верой глядя в его черные, как переспелые вишни, глаза.

    По его гениальному плану выходило, что мы на том же старом "Ларедо" отправимся в родную деревню Фай и солдаты, хорошо зная ее, опять благосклонно посмотрят на сексуальные шалости героя войны. Все, как по писаному. Только несколько вопросов у меня вертелись в голове, но я не торопился их задавать. Первое: телефонная связь с соседним постом уже давно налажена (это наверняка), пост усилен военной полицией США, а в книге регистрации стоит фамилия, которая нигде не значится (разве что однофамилец какой-нибудь), так что мое появление на этом или даже соседнем посту вызовет у присутствующих большой и неподдельный успех. А я по натуре человек избегающий шумихи, особенно в виде стрельбы. Но все это я держал про себя и уверенно кивал в ответ на грандиозные и совершенно безопасные планы Тханга.

    Наконец он изложил все детали плана, я с наслаждением выкурил сигарету - что это за курение на ходу, под дождем или старательно пряча ее огонек в рукаве, а в ближайшее время только такие способы курения мне и будут доступны.
    Хозяйка вывела нас на другую улицу, и мы прямиком отправились к развалюхе, где скрывался "Ларедо". Тханг вывел его, слегка обмел каким-то веником труху с кузова - экипаж подан. Я взглянул на часы, теперь все зависело от того, как точно я уложусь в свой график. Тханг повернул в очередную грязную улочку, остановился и коротко просигналил. Фай выскользнула из узенькой двери, как яркая змейка и скользнула в джип. Я снова ощутил ее прекрасное тело и получил великолепный поцелуй. Эх, было бы время... Но время пошло, и остановить его могла только моя или другая смерть. Мы выехали из одиннадцатого квартала, я тронул Тханга, приказывая остановиться. Он удивился, но скользнул к тротуару и встал. Я открыл дверцу, с наслаждением поцеловал Фай и вытолкнул ее из машины. Не успела захлопнуться дверца, я показал Тхангу - вперед. Он невозмутимо подчинился, хотя в зеркале я успел заметить его мимолетную растерянность. Эге, и на Востоке иногда не умеют сдержать свои эмоции. У европейцев это не получается, зато можно использовать пресловутую европейскую тупость и многословие. Где прятать листик? В лесу. Где прятать правду? В большом количестве правды. Разбирайтесь, которая из них единственная.

    Снова главным советчиком и контролером были для меня теперь часы. И минуты. Но, прежде всего мне нужно было везение. Остальное я все мог сделать сам, но везение мне могли только подарить. Кто? Бог или дьявол? И мне в тот момент было все равно, кто. Мы уже покинули знаменитый квартал, но далеко от него не удалялись, мне нужно было кое-что найти, а лучшего места было не найти. Тханг послушно выполнял мои указания, куда ехать и не подавал виду, что недоволен тем, что я не посвящаю его в свои планы, и то, что я внес свои коррективы в его гениальный план, он уже не сомневался. Едва мы медленно вывернули на очередную улочку, я схватил его за плечо - я нашел, что искал. Метрах в пятидесяти стоял армейский джип "Ларедо" с пулеметом на турели, так что второй солдат мог вести стрельбу на ходу почти во всех направлениях. Не знаю почему, но шепотом я приказал Тхангу припарковаться метрах в пятнадцати позади военного джипа. Махнем, не глядя...

    Свой служебный кольт я сунул под задницу Тхангу, оставил кобуру открытой и совершенно "пьяный" почти вывалился из "джипа". Моя ругань настолько привлекла капрала и солдата в армейском джипе, хотя уверен, они засекли нас гораздо раньше. Оба были вьетнамцы. Уже полегче, они не посмеют сразу катить бочку на "зеленого берета", пусть и вдребезги пьяного. Я остановился метрах в трех от их джипа, начал хлопать себя по карманам, достал мятую пачку "кэмела" и с еще большим остервенением начал искать зажигалку. Солдат и капрал с восточной усмешкой следили за идиотом-янки. А на меня вдруг напал приступ пляски святого Витта. У здоровых людей это случается (особенно в таких экзотических странах), когда какая-нибудь тварь залезает вам под рубашку. Я извивался, шарил руками и за пазухой, залазил в штаны, и пытался добраться рукой до задницы через плечо. Именно во время этого циркового маневра, который буквально загипнотизировал вьетнамцев, моя рука плотно обхватила рубчатую рукоятку "стечкина". После двух хлопков во лбах обоих вьетнамцев появились две аккуратные дырочки диаметром девять миллиметров. Спотыкаясь, как пьяный, я подошел к джипу, вытащил оба трупа и изо всех сил, держа их руками за талии, потащил к нашему "Ларедо". Слава Будде, у Тханга хватило ума подъехать поближе - дистанция для меня была явно великовата. Погрузив обоих на заднее сиденье (стекла там были затемненными) я мог рассчитывать, что, по меньшей мере, час их никто не обнаружит. Это если повезет... Найденной под сиденьем тряпкой я стер капли крови с панели и стекла джипа, сбросил куртку, на которую тоже попала кровь, пока я их волок, и остался в майке. "Стечкина" спрятать было некуда. Пришлось сесть на него, "беретту" с сожалением отдал Тхангу, который успел сбегать к нашему старому "Ларедо", притащить какой-то мешок и сунуть его под сиденье.
    Кольт теперь я сунул в кобуру, где ему и полагалось быть. Часы неумолимо отсчитывали жизнь или смерть. Пистолеты я рассовывал просто по привычке иметь оружие под рукой. Но главным действующим лицом в будущей пьесе должен был стать отличный американский пулемет М-60. Я проверил магазинный короб - он был полон, на всякий случай проверил положение патрона в затворе и удовлетворенно крякнул - лишь бы не попался какой-нибудь дефектный, хотя это и маловероятно.

    Но тут уж опять, как повезет... Гранаты я тоже уложил в пределах досягаемости руки и, наконец, закурил. Теперь все решали неожиданность, реакция противника и слово человека, который вовсе не был моим другом.
    Мы катили не особенно торопясь, как и положено патрульным, по знакомой дороге к контрольному посту. Я ждал последнего перед постом поворота, закрытого кустами от патрульного с пулеметом на вышке. Мне же надо было следить за небом, мой шанс был только там. Снова часы, до срока оставалось три минуты. Они тянулись очень медленно, и я так же медленно и отчетливо давал последние наставления Тхангу. Он ничем не показал своего разочарования, что я не принял его план, а предпочел собственный, он слушал и согласно кивал. У него выбора не было, в случае неудачи и его шансы выжить были меньше нуля. Поэтому я не особенно опасался каких-либо от него неожиданностей до окончания очередной передряги, а дальше, как повезет...

    Одна, две минуты позже срока. Нервы натянуты, они звенят от малейшего дуновения судьбы. И вот оно, решающее мгновение, теперь все надо делать самим и надеяться на судьбу. Черная точка в небе низко над землей быстро вырастала и, сделав боевой разворот, "Хок" открыл шквальный огонь по КПП. Растерянность патрульных прошла очень быстро и с вышки уже тянется трасса к вертолету, делающему новый заход. Пора, наш выход. Тханг с визгом шин вылетает из-за поворота, и вот уже я всаживаю с каких-то семидесяти метров очередь в пулеметчика на вышке, и он замолкает. Продолжается стрельба из довольно крепенького бетонного домика по вертолету, но Энди явно не торопится подставить себя под трассы, хотя пока это только М-16. Но, очухавшись, они вспомнят и про гранатометы. Треск очередей внутри блокгауза и рев пулеметов Энди сделали наше приближение неожиданным. Жестом, показав Тхангу на пулемет, я схватил "стечкина", рассовал гранаты по карманам и, прихватив одну в правую руку, на бегу зубами выдернул чеку. Окна были довольно высоко и снабжены решетками, но я осторожно приподнялся на цыпочки, просунул руку между прутьев и осторожно разжал пальцы. Взрыв в почти наглухо закрытом помещении производит жуткое действие. Стрельба мгновенно прекратилась. Осторожно обходя дом, я приготовил еще одну гранату под левую руку и переложил "стечкин" в правую. Когда я выглянул из-за угла на сторону, где был главный вход, понял, что все кончено. Вряд ли кто-либо мог остаться в живых внутри пакгауза, одного просто вышвырнуло вместе с дверью метров на пять от дома. Но мне вовсе не улыбалось получить пулю в спину от какого-нибудь умирающего за родину героя. Поэтому я бросил еще одну гранату, предварительно прижавшись спиной к стене в сторонке от окон и двери. Я оказался прав, перед самым взрывом, кто-то внутри отчаянно закричал. Второй взрыв решил все вопросы. Я вручную приподнял шлагбаум, второй Энди своей бандурой срезал почти под корень, и мы рванули к "Хоку", зависшему в полутора метрах над дорогой. Джип еще катился по дороге (Тханг не вырубил передачу), а мы уже блаженно растянулись на железном днище кабины.

    Продолжение следует.


    Комментарии 6

    28.01.2009 08:22:30 №1
    это вечный креос....

    28.01.2009 08:23:08 №2
    ядег проибал утренний нахенк... хаха

    28.01.2009 08:48:58 №3
    Для №2 барон бухаузен (28.01.2009 08:23:08):

    он спит наверна

    28.01.2009 08:59:06  №4
    нехуя ! (с)
    я четал довольно занятные каменты базуки и зи кое-где кое в каких кревасах

    28.01.2009 09:18:49 №5
    По поводу крео согласен с фтючем.

    28.01.2009 09:53:42 №6
    Наипесдатейше. Огорчил только изменившийся внешний вид романа. Строчка в ущерб столбику

    28.01.2009 10:38:14  №7
    заебато.
    я уже подсел на роман.
    так что слежу с огромным интересом и жду продолжения.

    28.01.2009 11:17:20  №8
    Ну нахуячил, афтар. Лучше бы пра гавно напесал.

    28.01.2009 11:18:02  №9
    Смари как афтар на винт не подсядь
    Для №7 Захар Косых (28.01.2009 10:38:14):

    28.01.2009 11:42:01  №10
    Для №8 мышелов (28.01.2009 11:17:20):
    А тебе про него негде больше почитать?

    28.01.2009 12:11:31  №11
    Для №9 мышелов (28.01.2009 11:18:02):

    автор, как я понимаю, подсел не на винт,
    а на стрелковое оружие.
    и я бы не рисковал легкомысленно разбрасываться
    неуважительными словами в его адрес. хе-хе

    28.01.2009 12:24:34 №12
    тут был я!

    28.01.2009 15:29:41 №13
    Для №4 ЯДИ (28.01.2009 08:59:06):

    это где же?

    28.01.2009 16:26:11  №14
    Для №11 Захар Косых (28.01.2009 12:11:31):
    Не, не подсел. Просто очень классная игрушка, жалко расставаться. А в повседневной жизни мне не нужно оружие. Я сам - оружие!

    28.01.2009 16:38:02 №15
    Продолжения!!

    Афтору призовой кулек жареной саранчи и томик вьетконговского поэта нгуена чая в пурпурной облошке

    28.01.2009 18:26:48 №16
    Туссек, а кого из джазменов ты предпочитаешь?

    28.01.2009 19:38:09  №17
    Кстати, у меня и позывной был "Jazzman" Но вопрос трдный и даже очень.... Я люблю их всех, быть может, чуть больше - Чарли Паркера, Диззи Гиллеспи, Дюка Элингтона, Криса Риа.... А из певцов у меня одна звезда - Элла Фитцджеральд.
    Вот, вроде написал, а сколько имен еще хочется назвать! Места в интернете не хватит! :-)))))))))

    28.01.2009 20:41:39 №18
    Крис Ри - давно ли джаззмен? я не придираюсь, просто мож ты с Чиком Кориа перепутал? Или я чего о Крисе не знаю в музыкальном плане.

    ЗЫ. А я боперов люблю. Монка, Майлза, Декстера...

    28.01.2009 20:47:03 №19
    декстера гордона, конечно же

    28.01.2009 21:10:36  №20
    а я рокабилли люблю.
    поэтому позывной у меня был "придурок"

    28.01.2009 22:37:40  №21
    Для №18 Mak (28.01.2009 20:41:39):
    А кто блестяще исполняет блюзы в стиле "ритм-н-блюз"? Кпис Риа! НО и всех тех, кого вы назвали я тоже любл., особенно Майлза. У меня есть "сокровище" - 9 ФИЛЬМИВ "иСТОРИЯ ДЖАЗА", ТАМ ОЧЕНЬ МНОГО И ХОРОШО РАССКАЗЫВАЮТ О мАЙЛЬЗЕ..
    Для №20 Захар Косых (28.01.2009 21:10:36):

    Стиль не главное. А вот любить хорошую музыку - дар Бозий! Придркам его Боженька не дает. Так что они глубоко ошибаются, те, кто вас так называл....

    28.01.2009 23:24:48 №22
    Для №21 Туссек фон Грукк (28.01.2009 22:37:40):

    ну, не знаю...Гитарой Риа владеет отлично, но мне он скорее поп-артистом кажется.

    28.01.2009 23:25:06 №23
    но всё это дело вкуса, разумеется

    29.01.2009 13:11:07  №24
    Для №23 Mak (28.01.2009 23:25:06):
    Согласен с вами, что все здесь неоднозначно. Осенью прошого ода я был на его концерте в Минске. Он смертельно болен, держится на таблетках и, возможно, это были его последие гастроли. Так вот, первую.половину концерта он не пел, а только исполнял блюзы. Кнечно стиль "ритм-н-блюз" сильно отличается от корневого блюза. Я в молодости получил музыкальное обраховагние и играл в разных дазовых коллективах и потому знаю и тонику, и построее мухыкальных фраз в блюзе. Классическом, корневом блюзе. Но сейчас он стльо осовременился, звучит иногда непривычно. Причем, я согласен с вами, что в песнях Крис Риа допускает упрощения, которые ближе к попсе, нежели к блюзу.Что правда, то правда. Зато у меня есть шесть или восемь альбомов корневого блюза Джонни Ли Хукера. Это тоже блюз, но более традиционный. Мой любимый музыкальный фильм "Blues Brothers". Он был снят еще в 1980 году, когда еще был жив Джон Белуши, но, как ни странно, по звучанию не устарел до сих пор! В память о Джоне я опубликовал большую статью в журнале "Джаз квадоат". Вы не видели этот фильм? Посмотрите, очень все хорошо.
    Я переводил для этого журнала "Энциклопедию джаза", потом мне надоело, уж больно она длинная..... :-))))))) И всегда удивлялся, насколько разные музыканты в нее попали.! И куда их отнести? Казалось бы, Фрэнк Синатра, типичный попсовый певец, но у него есть альбомы абсолютно чистого блюза! Или великий Сатчмо (Луис Армстронг) вдруг исполняет совершенно попсовые песенки
    Я давно пришел к выводу, что действительно великих музыкантов невозмо строго классифицировать. Обязательно найдется исключение.... НО это неважно ГЛавное -Крис Риа отличный музыкант и замечательные певец. Когда я послушал его "живьем", еще более убедился в этом.

    29.01.2009 21:55:14  №25
    Для №24 Туссек фон Грукк (29.01.2009 13:11:07):
    Армстронг что бы ни пел - это будет не попса, а классика.

     

    Чтобы каментить, надо зарегиться.



    На главную
            © 2006 онвардс Мать Тереза олл райтс резервед.