• Главная
  • Кабинетик заведующей
  • Туса поэтов
  • Титаны гондурасской словесности
  • Рассказы всякие
  •  
  • Сказки народов мира
  • Коканцкей вестникЪ
  • Гондурас пикчерз
  • Гондурас news
  • Про всё
  •  
  • ПроПитание
  • Культприходы
  • Просто музыка
  • Пиздец какое наивное искусство
  • Гостевая
  • Всякое

    авторы
    контакты
    Свежие комменты
    Вывести за   
    Вход-выход


    Зарегистрироваться
    Забыл пароль
    Поиск по сайту


    Клан
    24.01.2009
    Остров Пасхи
    Рассказы всякие :: Fex

    «Третий раз началась зима и осталась, как началась – чёрной. Ещё было время, но если не по снегу, то ветром позовёт оленей и всё-таки оставит подарки и исчезнет молодой смешливый старик. Подарки к чёрному Рождеству, потому что опять не будет снега. Три года.» Михи брёл своей обычной прогулкой, сначала через парк, а потом к мосту, к реке, холодной даже летом и одиноко-серой сейчас, в ноябре. Его мысли неосторожно цеплялись за птиц, голые ветки деревьев, замерзающего парня с собакой, убежавшей слишком далеко, и снова возвращались к Рождеству. Чёрному и тоскливому без снега. А потом Михи увидел её. Девушку в голубом пальто. Она стояла на мостике немного нагнувшись и что-то говорила. Кому? Наверно реке. Михи подходил всё ближе и ближе, невольно стараясь ступать потише, чтобы не спугнуть её слов и может быть даже подслушать их, но девушка уже выпрямилась и что-то отпустила. Именно не бросила, а просто отпустила из раскрывшейся ладони, отдала реке и небо осталось тёмным, замкнутым тучами, и ветер пронизывал льдом, но Михи успел заметить, как золотым лучом сверкнул и скрылся в воде небольшой, на тонкой цепочке медальон. Ему неожиданно стало тепло. Девушка не посмотрела на Михаэля, а резко повернувшись, ушла и он пошёл за ней, но, как будто почувствовав его внимание, та ускорила шаги и Михи, повинуясь её желанию, отстал.
    ***
    Messenger
    Мэй
    ______Микки, привет ! Выходи на связь, если конечно желание есть….
    Микки
    ____________________________________________
    Я уже здесь. Поговорим ?
    Мэй
    ___________________________________________________
    О чём ? Ты что сейчас делаешь ?
    Микки
    ____________________________________________
    Разговариваю с тобой
    ____________________________________________
    А ещё ??
    ____________________________________________
    Сижу у компьютера, играет музыка, та, которую ты дала…
    ____________________________________________
    А я сижу в тишине, ---- можно тебя спросить ? Нет, не отвечай, я всё равно спрошу. Тогда, помнишь, в парке…Уже давно... Летом...
    Ты думал о…Или мне показалось ???
    ____________________________________________
    ????? Я боюсь признаться, что правильно тебя понял…Да
    ____________________________________________
    Чего бы ты сейчас хотел больше всего ?
    ____________________________________________
    Ты знаешь
    ____________________________________________
    Нет
    ____________________________________________
    Ещё один такой день, в парке…

    ***
    В тот день, уже полгода назад, не случилось ничего. Они катались на велосипедах по тропинкам в холмах, пока не уселись, запыхавшись на лавку. Достали воду, попили. Солнце стояло прямо над головой. Микки подвинулся на край, где всё ещё была тень. Мэй не терпелось.
    - Ну, поехали дальше ?- вскакивая, нетерпеливо спросила она.
    - Конечно, если ты хочешь, - сказал Микки, начиная собирать вещи,и добавил, - а я бы ещё посидел…- и странно посмотрел на неё.
    Только посмотрел и сразу же отвёл взгляд, но Мэй успела прочитать в нём вслух непроизнесённое. Они были знакомы около восьми лет, не то, чтобы дружили, но ручеёк общения тёк себе потихоньку, временами мелея совсем. Мэй никогда не бывала одна, а последние три года у неё был постоянный приятель. И тогда, в парке, тоже был. Нет, физически он конечно был на работе, а всё-таки присутствовал, и Микки отвёл глаза. А Мэй давно ждала подобного и, сделав вид, что не расслышала, избежала опасного объяснением момента. А потом всю дорогу ехала немного быстрее, чем обычно.

    ***
    Михи какое-то время смотрел, как уходит, блекнет и совсем растворяется в сером воздухе голубое пятно. «Зачем я пошёл за ней?» Стало холодно и тоскливо, как впрочем и положено быть в ноябре. Михи вздохнул и побрёл дальше. Мысли его снова вертелись вокруг Рождества, но теперь он думал ещё и о Мэй. Она снова уехала и не сказала точно, когда вернётся, а ему казалось, что может быть в этот раз, на Рождество... Даже смешно. Михи давно уже не ждал никаких чудес. Что с ним может случиться кроме неприятностей? Собственно эту его прогулку тоже нельзя назвать обычной. Обычно Михи не ходил пешком. Но его новый велосипед, КТМ – Калибр 38, с телескопической вилкой и амортизатором, на котором он неосмотрительно поехал вчера на работу, украли прямо с парковки в запертом дворе. Оставался конечно старый, но на нём уже не хотелось гонять для удовольствия. А дома одному как-то не сиделось. «Интересно, зачем она бросила своё украшение в воду? Странная девушка. Девушка в голубом пальто...»

    ***


    Messenger

    Мэй
    ____________________________________________

    Только и всего ? Пожалуйста !! Представь, что мы в парке…
    Микки
    ____________________________________________
    Если не смеёшся, то сейчас мы едем по той, самой большой алее, немного в гору, зато потом…Начался склон, неожиданно длинный, и нас разгоняет, а навстречу сейчас ветер…
    Мэй
    ____________________________________________
    И хочется закрыть глаза и подставить ему лицо…

    ***

    Что-то они писали друг другу, а что-то - только думали. Они болтали, как обычно и, как обычно, вели разговор, не написанный и не произнесённый. Но Мэй всегда останавливалась. Она была смуглая, гибкая, активная и смешливая. Михи ей нравился конечно и они уже так давно дружили, но Мэй не хотела, чтобы случилось что-нибудь ещё. Мэй не любила Михи, но не могла не заигрывать чуть-чуть, хотя и не зло. Она не хотела его обидеть.

    ***

    Четверг получился у Михи неожиданно выходной и, с отвращением посмотрев на старый велосипед, новую покупку он мужественно отложил до зарплаты, решил пробежаться. Обгоняя джоггистов, Михи бегал, как ездил – по возможности быстро, он выскочил маленькой тропинкой к реке и замедлился, приближаясь к мосту. Она снова стояла, в той же позе и ветер пытался распахнуть на ней голубое пальто. Михи шёл к ней, выравнивая дыхание, и почти остановился, впрочем собираясь снова перейти на бег. Никого не было на мосту. Только он, девушка и ветер.
    Ветер пел что-то тоскливое и холодное, может быть звал снег, а девушка молчала. Михаэль перешёл мостом реку и, сбросив усилием задумчивость, снова побежал.
    Вечером появился без звонка Франк. Они устроились на диване с пивом и какое-то время вяло перебирали темы, не стоящие того, чтобы их обсуждать. Впрочем с Франком всегда можно было часами говорить ни о чём. Потом Михаэль рассказал про велосипед.
    - Может быть найдут...
    - Ты что?- Франк постучал себе пальцем по лбу. – По рейтингу нераскрываемости кража велосипедов неизменно держится на первом месте, как впрочем и по тяжести свершённого. Преступление века! Дорого ведь стоил?
    - Почти две. Дисковые тормоза от Магуты...
    - Да, не повезло. Я свой за девять сотен купил и вроде ничего пока, езжу. Но он уже правда не новый. Ты что, серьёзно думаешь, что велосипеды ищут?
    - Нет, это я просто так сказал.
    - Ты следующий сразу застрахуй лучше. Я вот за свой плачу, так его никто и не ворует.
    - Хорошая мысль.
    - Естественно. Страховка срабатывает, как закон подлости. Я давно заметил.
    - Тогда ты лучше жизнь застрахуй.
    - Нельзя. У меня знаешь какие родственники? Сразу же помру. А Рите даже сказать будет нельзя. Отравит. Слушай, а ты всё один?
    - Один, ты же знаешь...
    - А Мэй,- уже серьёзно спросил Франк, внимательно заглядывая Михи в лицо,- ты ей не сказал?
    - А что я могу ей сказать?
    - Я бы попробовал, а впрочем... Она возвращается на следующей неделе.
    - Откуда ты знаешь?
    - Мне босс сказал. Я ей от тебя привет передам.
    - Передай, только...
    - Что?
    - Ничего. Пива ещё хочешь?

    ***

    В воскресенье стало окончательно холодно и небо обещало если не снег, то промозглый дождь. Михи выдернуло на улицу. Мэй наверно сейчас работает, где-то далеко, на другом конце земли, и конечно не думает о нём. Михи грустил. Утро было тёмным, как будто погода подстраивалась к его настроению, но не решалась расплакаться дождём. Ещё издали Михаэль заметил голубое пальто на мосту и не удивился. Он почему-то чувствовал, что она будет стоять здесь, на своём обычном месте, хотя погода была хуже не придумать и вряд ли годилась для прогулок. Михи ускорил шаги, чтобы просто пройти мимо и не помешать ей, но неожиданно услышал, как она сказала, явно обращаясь к нему.
    - Мои родители считают, что я больна. У меня шизофрения.
    - Какая?- вырвалось у Михи и он сразу же покраснел, мысленно прокляв свой язык и вообще всё.
    - Не знаю,- спокойно ответила девушка, - а вы врач?
    - Нет. Я... Я сам не знаю – зачем спросил. Извините. Мне всё равно. То есть...
    - Я поняла. Мне тоже всё равно. Поэтому я собираю таблетки, а потом выбрасываю их в реку.
    Она отвернулась и посмотрела с моста вниз.
    - Таблетки растворяются в воде, но река не становится от этого спокойней. Мне уже нужно идти.
    - Можно я вас провожу? – спросил Михи.
    - Нет.

    ***

    Её звали Лия. Она было хрупкая, почти прозрачная и слишком маленькая для своего пальто. Голубого, как прожилки на её руке. На следующий вечер Михи сам подошёл к ней. Лия молчала, а он не знал, что спросить.
    - Я так давно ни с кем не общаюсь. Можно я расскажу вам?
    - Расскажите, - Михи обрадовался, что она сама начала говорить.
    - Иногда я летаю. То есть мой доктор считает, что это мне только кажется, но я думаю, что он сам не уверен, что прав.
    - Как летаете? Во сне?
    - Нет. На ковре. Он пушистый, персидский и зелёный. Не верите?
    - Почему нет? Как в арабских сказках.
    - В сказках ковры красные или бордовые. А мой зелёный. Михаэль, у вас есть вишнёвый свитер?
    - Есть. А как вы догадались?
    - Вам идёт этот цвет. Не провожайте меня сегодня. Я хочу побыть одна.
    - До свидания, - сказал Михи и подумал, что зря она не пъёт свои таблетки. Впрочем он сам не слушал врачей.

    ***


    Messenger

    Микки, ты здесь? Я приехала. Мне Франк от тебя привет передал.
    С возвращением! Ты надолго, Мэй?
    До Рождества. На праздники уеду.
    Жалко. А вообще как дела?
    Всё нормально. Слушай, я тут... Потом расскажу. Мы увидимся до моего отъезда?
    Конечно. Ты заходи в гости.
    Обязательно. Только я не знаю когда. Приём.
    Приём.

    ***

    Мэй отключилась и Михи некоторое время ждал, но она не вернулась. Иногда так тоже случалось. А потом позвонил Франк и сказал, что устраивает вечеринку.
    - Мэй тоже придёт. Ты будешь?
    - Буду.

    ***


    Лия сидела на краю зелёного ковра, того тёплого, светлого цвета, когда узоры и фон переплетаются друг с другом в дающее отдых глазам, изумрудное поле. Ноги она свесила вниз, а сама чуть-чуть наклонилась, чтобы получше рассмотреть творившееся внизу. Ковёр замер в воздухе, немного сбоку от центра площади, над крышей одного из домов. Сорвавшись в очередной раз после ссоры из дому, она задала ему только скорость, упав на спину и оставив ковру - свободу направления. Теперь Лия не могла сказать, как долго она лежала, подставив ветру лицо, а облака проносились то вокруг, то над ней. Город привлёк её внимание рыжими черепичными крышами и каким-то особенно прозрачным воздухом. Начав управлять ковром, Лия полетела к центральной площади города, одновременно снижаясь и уменьшая скорость. Оттуда доносилась музыка, чем-то задевшая струну, натянутую в неё.
    Сейчас она глядела на музыкантов, они играли всё ту же песню, но не музыкант привлёк её внимание. За кулисой, видимый только ей, смотрящей сверху, стоял он, в вишнёвом свитере, и слишком белой кожей на лице там, куда падал свет. Занятый с аппаратурой, он не чувствовал её взгляда, а Лия опустилась ближе, желая быть замеченной, и всё ещё боясь окончательно нарушить великий запрет. Дозволено было только наблюдать.
    Прошло много лет и она всё-таки заговорила с ним. Ей нужно было – произнесённым, имя. Она всё-таки заговорила и он назвал ей своё имя. Михаэль.

    ***

    Мэй нервничала. Эта вечеринка, куда наверняка явится Михи и куда невозможно не пойти. Она уже обещала. Да и остальные друзья. Теперь она никого из них не увидит неизвестно сколько. А может быть и никогда. С Михи вообще было трудно. Даже если она раньше немного с ним флиртовала, то... Лучше было бы конечно сказать ему наедине. Ведь всё-таки между ними было что-то. «У Михи было.» - призналась Мэй внутренне сама себе, - « А я только подыгрывала, потому что люблю нравиться.» К тому же Мэй никогда не понимала парней, заранее решивших, что нет шанса. Она то как раз была рисковая и Михи даже раздражал её тем, что ни разу не попробовал объясниться.
    Тогда она сказала бы «нет» и уважала его хотя бы и не было бы этой тяжести. Нельзя оставаться друзьями, когда один любит, а другой нет. Но Михи предпочитал ничего не говорить. А шанс у него был – почему нет? Всегда есть шанс. Бывает так – но только на одну секунду,может быть на один всего момент сплетаются нити жизней в короткое слово - быть. Так думала Мэй, продолжая перебирать вещи, раздумывая, что оставить, а что взять с собой. Мэй уезжала и выходила замуж. А Михи свой момент уже пропустил – навсегда.

    ***

    Messenger

    Ты хочешь спать ?
    Нет, а ты ?
    Я тоже нет. Поговорим ещё ?
    Конечно. Поговорим.

    ***

    На город шёл ветер. Мэй стояла у окна и смотрела поверх деревьев, как над тонкой оранжевой полосой неба, окрашенного зарёй, разгоняясь летели облака. Солнце давно поднялось и спряталось где-то высоко, в туманной грязно-белой пелене, но краски его остались. А ветер уже бился в стекло.
    Мэй смотрела, как гнулись деревья, насколько хватало им гибкости, чтобы не дать себя сломать, и снова выпрямлялись. На балконе соседнего дома упала туя, зелёной свечкой торчащая из своей кадки. У Мэй на террасе тоже стоял сиреневый куст и она, стряхнув оцепенение, выскочила, чтобы как-нибудь закрепить его. Ветер дул теперь не переставая. Одинокую ворону, зачем-то взлетевшую ему навстречу, рвануло и протащило в воздухе. Она каркнула и тут же подавилась, потому что это был не тот ветер, которым можно было дышать.

    ***

    Этот снег был - первым, в этом году, и сразу же начал таять, только успев разместиться на земле и ветвях. Дорожка в парке, по которму шла Лия, была уже не белой, а чёрной и мокрой. Только в некоторых ложбинках снег ещё лежал, и она специально оставляла в нём следы. Чёткие, босые следы маленьких ног - Лия не носила обуви. Там никто не нуждался в ней. А здесь, земля оказалась неприветливо холодной и больно колола камнями в ступни. Лия охлаждала ноги о снег, они на минуту немели, теряя чувствительность, и она могла идти дальше. А следы оставались и начинали медленно наполняться тёмной водой. Лия искала Михаэля, он тоже был сейчас в парке и никого не ждал, но думал о Мэй. Его мысли были для Лии так же понятны, как понятны человеку со взглядом - метки на снегу. И она начала меняться, превращаться в Мэй, но не в будничную, а в самую удачную её минуту. Но менялось лишь тело, в платье, уже достаточно грязном и порванном, Лия бежала босиком по серому, промозглому парку, потому что Микки мечтал о Мэй.

    ***

    Это был не тот ветер, которым можно было дышать.

    Закрепив куст Мэй убежала в дом, но Лия отделилась от неё и осталась снаружи, не удержавшись от искушения - так стало ей хорошо. Она смотрела как приближается армия, надвигаясь вместе с ветром. И оранжевым пламенем горела земля, отданная войне. Воины приближались и Лия уже видела впереди четырёх барсов, запряжённых в колесницу. И с ними летел снег. Рыцарь на колеснице поднял копъё и остриё его было - направление удара. Армия наступала и не было силы, чтобы остановить стремительное движение её. Лия смотрела как пролетают мимо гордые воины и тоже почти летела. И привиделось ей начало изгнания. И снова она выбирала… Наступало время выбирать.

    ***

    Это была прощальная вечеринка. Мэй уезжала. Впрочем всем было весело и разговаривали сразу все и сразу обо всём. Франк разошёлся и нёс чушь про археологию и какие-то раскопки. Михи хотел заставить себя прислушаться, чтобы поучаствовать в этом шуме, но не мог. Туман, может быть связанный с выпитым, а может, закрывший его мозг равномерный отсчёт секунд, уходящих навсегда, не выпускал Михи из плотного колпака, не пропускавшего ни эмоции, ни звуки.
    - Вот, послушайте, - Рита перебила Франка, который болтал чепуху, раскрыла книжку и начала читать, - Вокруг острова и над ним простираются без конца и края море и небо – безграничное пространство, несравненная тишина. Человек, живущий здесь, всегда прислушивается неведомо к чему, чувствуя подсознательно, что находится в преддверии чего-то ещё более великого, лежащего за пределами его восприятий. Кэтрин Раутледж. Остров Пасхи.
    - Поэтому некоторые, не буду называть, все и так их знают, расставляют вокруг дома керамических гномов, - задумчиво сказала Мэй, - у них тоже такие длинные уши.
    Все заржали, а Рита, тоже смеясь, заспорила, - да подожди, Мэй, ты не можешь серьёзно...
    - Она не может, - вступился Франк, - и к тому же совершенно права. Гномы всегда стоят и смотрят... И город исчезает, остаётся только море и пространство. И тишина. За пределами восприятия. Маленький остров Пасхи ограниченный метражом жилья. Слушайте, а почему его так назвали? Символично?
    - Просто совпадение, - объяснила Рита, - когда этот голландец Роггевен, первый из европейцев, кто приплыл туда на паруснике ещё в 1722 году и увидел огни костров на берегу, Пасха пришлась на тот самый день.
    - А всё таки символично. – уже серьёзно произнесла Мэй, - представляете сколько они уже плыли... без земли...

    ***

    Снег высыпался совсем чуть-чуть и сразу же замёрз, тонкой ледяной корой покрывая улицы и деревья. Воздух оставался холодным и пустым, но снег ждал, сгустившись в небе, ждал, чтобы наконец случилось Рождество – белым и, чтобы прошлое позволило себя забыть.
    Михи стоял на мосту и смотрел в реку. Он не услышал её шаги и заметил, что не один, только когда Лия обратилась к нему.
    - Здравствуйте, я подумала, что встречу вас здесь... Мне хотелось поблагодарить...
    - За что? –удивился Михаэль
    - За разговор. И мы больше не увидимся... Здесь.
    - Жалко, мне нравилось говорить с вами и не за что совершенно благодарить. Но почему не увидимся?
    - Здесь. Потому что я больше не приду. Меня кладут в больницу. Ну и вообще... Вы хотели что-то спросить?
    - Да, - Михи решился, хотя Лия часто отвечала странно, - я тогда видел, как вы бросили в воду медальон. Зачем?
    Девушка в голубом пальто засмеялась, неожиданно и звонко, в первый раз Михи слышал, чтобы она смеялась и сказала, уже уходя, - чтобы кто-нибудь нашёл золото в реке.

    Лия скрылась, её силуэт исчез и сразу же пошёл снег.

    ***

    Микки не знал, когда Мэй вышла из дома, но он чувствовал, как она перемещается, и не по замкнутому квадрату своей квартиры, а рисуя стремительную линию. Она двигалась прямо на него. Мэй приближалась и Микки поднял влажные от надежды глаза на тот просвет между деревьями, где должна была появиться она. И Мэй уже шла к нему, оставляя на снегу следы маленьких босых ног. Микки побежал к ней и, с разбегу, не думая, подхватил на руки, сразу укутывая в скинутое пальто. Мэй высвободила руку и, обняв его за плечо, первый раз подняла голову и посмотрела Микки в глаза.
    - Микки. - сказали без звука её губы. - Микки. - сказала Лия-Мэй.
    Микки осторожно поцеловал её, он целовал её так нежно и долго, как только мог, чтобы не спугнуть этого настроения минуты, не выпасть в обычное всегда. Но уже ответили её губы. И Мэй сама поцеловала его, но в поцелуе чудилась чужая ей, как сон – может быть не только любовь, но и страсть.

    ***

    Messenger

    Микки, ты здесь?
    Да
    Я просто хотела попрощаться. Ты не сердись на меня.
    Почему, Мэй? Я никогда на тебя не сержусь. Мы же друзья?
    Именно за это. И за всё остальное.
    За что?
    За то, чего не было.

    ***

    До праздников оставалось совсем немного времени и Михи только успел зарыться в бумаги на своём столе, когда к нему обратился коллега по работе.
    - Слушай, Михаэль, у нас практикантка новая. Шеф сказал приставить её к тебе.
    - Ладно, потом...в январе.
    - Да она уже здесь. Ждёт в холле.
    - Да мне некогда, и что делать-то сейчас с ней..
    - Пошли её за булочками и кофе... А то всегда все практиканты на мне.
    Михи вздохнул и встал из-за стола.
    В холле никого не было кроме не красивой, а скорее просто милой девушки, робко пристроившейся на краешке кресла в самом углу и Михаэль направился к ней.
    Приближалось Рождество, но почему-то он вдруг вспомнил каменных исполинов с острова Пасхи и на секунду увидел их. Они стояли и не ждали ничего, а просто смотрели на бесконечность.



    Ноябрь 2008

    Продолжение следует.


    Комментарии 6

    24.01.2009 10:30:21 №1
    так бля

    а де кортинги?

    ладна, так уш и быть, почитаю

    24.01.2009 10:32:06 №2
    "Микки подвинулся на край, где всё ещё была тень. Мэй не терпелось. "

    хехе, многообещающее начало

    24.01.2009 10:46:25 №3
    нда, наверное не буду это комментировать

    24.01.2009 10:55:17 №4
    да хочешь комментируй - хочешь не комментируй, я уже поняла, что у меня фантазия ( как у Д. - ты сказал ) но мне кажется, что просто мы друг друга не поняли и о разном говорили......
    Для №3 Mak (24.01.2009 10:46:25):

    24.01.2009 10:59:15 №5
    Нахожусь в затруднении. Вообще-то это - рассказ целиком. Никакого продолжения не будет.
    То ли это Мать мне намекает : хочу продолжения?
    Не рассчитывайте! И кто хочет читать чтоб всё объяснили, как и что, кто и с кем , куда и зачем - вообще не читайте меня.......

    24.01.2009 11:02:59 №6
    Строгие читатели! ( Если кто вдруг прочитать вздумает) Извините пожалуйста за опечатки и ошибки в пунктуации! Во время написания данного рассказа мной было выпито немеренное количество нефильтрованного светлого пива Накер-Пшор. Это какая-то мистика, но каждый раз, когда садилась за правку, я обнаруживала в своей руке бутылку того самого Пшора, хотя с нового года решительно перешла на дрозжевой нефильтрованный Францисканер. Если заметите что-то особенно взрезающее глаз, то не постесняйтесь сообщить. Спасибо.

    24.01.2009 11:13:14  №7
    Ммммдаааа...
    Пожалуй *зря она не пъёт свои таблетки*.

    24.01.2009 11:27:23  №8
    Цветные буковки очень радуют глас. Прочитал их все. Есле я правельно понял, Автор кагбы потсказывает нам: чорным шрифтом - можна не четать, зилёным - желательно, красным - обязательно прочесть и запомнить. Трогательная забота оп аудитории!

    24.01.2009 11:33:40  №9
    Имена тока у героев какието бляцкие... Азербыжанские штоль?

    24.01.2009 12:12:41  №10
    Да если бы еще и картинки...
    маладец...мине понравилось

    24.01.2009 12:24:41 №11
    Спасибо!
    Для №10 Липисина (24.01.2009 12:12:41):

    24.01.2009 12:53:37 №12
    Ты хочешь спать ?
    Нет, а ты ?
    Я тоже нет. Поговорим ещё ?
    Конечно. Поговорим. (с)

    Шикарные, наполненные глубочайшим смыслом диалоги в оригинальном цветовом исполнении.

    24.01.2009 13:01:00 №13
    если не шутите....
    Для №10 Липисина (24.01.2009 12:12:41):

    24.01.2009 13:08:07  №14
    Не шучу....но с чувством юмора
    Для №13 Fex (24.01.2009 13:01:00):

    24.01.2009 13:24:23  №15
    все ушли на рекламную паузу...
    интересно , что хоть рекламируете?

    24.01.2009 13:38:32 №16
    Напоминает Аэлиту

    24.01.2009 14:03:19 №17
    Тогда БОЛЬШОЕ спасибо!
    Для №14 Липисина (24.01.2009 13:08:07):

    24.01.2009 14:03:42 №18
    А кто это?
    Для №16 Каблук (24.01.2009 13:38:32):

    24.01.2009 14:09:02 №19
    Зачот
    Для №12 Липа (24.01.2009 12:53:37):

    24.01.2009 15:21:29 №20
    в тексте между букофкаме просто обязаны присутствовать смайлеки, цветочечки и прочие розовые рюшечки...

    24.01.2009 15:31:06 №21
    зачем тебе? я думала у тебя и так розовые слоники по любому тексту скачут...
    Для №20 барон бухаузен (24.01.2009 15:21:29):

    24.01.2009 15:45:04 №22
    Для №21 Fex (24.01.2009 15:31:06):

    сейчас у меня синие чортеги скачут... и не только по тексту...

    24.01.2009 15:49:17  №23
    Вот так вот с Добриком пиво пить...
    до чертиков...
    Для №22 барон бухаузен (24.01.2009 15:45:04):

    24.01.2009 16:38:45 №24
    Роман Алексея Толстого о полете русского космонавта на Марс любоф его к марсианке с синим лицом Аэлите, ну и там межпланетный секс отважного пионера, неудачный опыт.
    Для №18 Fex (24.01.2009 14:03:42):

    24.01.2009 17:05:40  №25
    о чём рассказ-то?
    а то я ничегоне понял.
    лия и мэй - это одно лицо или все-таки два? или же это и правда раздвоение личности?

    24.01.2009 17:09:53 №26
    Я вообще-то пошутила. Читала я Аэлиту. Но всё равно, спасибо за информацию. Пожалуй надо перечитать. А то про секс я чего-то не помню совсем.
    Для №24 Каблук (24.01.2009 16:38:45):

    24.01.2009 17:13:31 №27
    это вообще-то две совсем разные девушки.....Считай, что ты фантастику читал, проще тогда для понимания.
    Для №25 Захар Косых (24.01.2009 17:05:40):

    24.01.2009 17:42:17  №28
    Для №26 Fex (24.01.2009 17:09:53):
    толстой еще и порно-версию написал. но она мало издавалась...
    в основном -на видео...

    Для №27 Fex (24.01.2009 17:13:31):
    а разве в фантастике не должна быть машина времени?

    24.01.2009 18:01:46 №29
    Секс был, межрассовый, после секса Аэлита заболела и вже не поправилась больше
    Для №26 Fex (24.01.2009 17:09:53):

    24.01.2009 22:49:32 №30
    Для №22 барон бухаузен (24.01.2009 15:45:04):
    Для №28 Захар Косых (24.01.2009 17:42:17):
    Для №29 Каблук (24.01.2009 18:01:46):

    Спасибо

    24.01.2009 23:17:47  №31
    Деушко ращщитывала тока и исключительно на "петёрки" с плюсомъ...
    А нехуй было пиво пить!

    25.01.2009 00:30:55 №32
    разноцветненько. четал токо неви демые буквы.

    26.01.2009 03:05:54  №33
    проскролил падеагонале - фпечЪ!

    26.01.2009 15:36:27  №34
    А мне понравился рассказ. Хорошо ты Фексик пишешь. По - девичьи. По-девичьи ты ощущаешь мир, а это дорого стоит. Ты романтична и нежна.
    На дядек не обижайся. Они на самом деле добрые, просто им про еблю надо, звери, что с них взять. До весны еще правда далеко, но все равно - они вечно возбуджены.
    А мне - очень понравилось.
    Ты тоже женщина с сердцем 16-летней девочки. Это точно.
    Меня так муж называет.

    06.02.2011 13:40:06  №35
    критег

     

    Чтобы каментить, надо зарегиться.



    На главную
            © 2006 онвардс Мать Тереза олл райтс резервед.